Война идет не только на Донбассе: 10 конфликтов, за которыми следит мир в 2020 году

На Мюнхенской конференции по безопасности представили план «Двенадцати шагов» урегулирования войны на Донбассе. Группа высокопоставленных американских дипломатов сразу же ответила на этот документ, правильно расставив акценты. Они заявили, что за этим планом стоит Россия, продолжающая навязывать свою повестку дня по Украине, в этот раз привлекая под свои знамена ряд европейских организаций. 

В это же время на Донбассе — снова эскалация военных действий, которые спонсирует тот же внешний враг. Украинские власти обеспокоены, называя ситуацию «циничной провокацией», а гражданское общество взывает к тем же европейским и американским организациям с просьбой осудить военные действия.

Это, конечно, правильно. Но хочу обратить внимание украинцев, что на сегодня в мире происходит более 80 длительных конфликтов (военных или замороженных). Некоторые из них — очень кровопролитные. Бурунди, Демократическая республика Конго, Руанда, Уганда, Сьерра-Леоне, Гвинея-Бисау, Либерия, Мьянма, Восточный Тимор, Никарагуа, Гаити, Гондурас, Мавритания, Западная Сахара — можно выбрать любой регион планеты, и, к сожалению, найти там конфликты. Так что Украина на мировой карте конфликтов не одинока. Это очень важно понимать, когда мы обращаемся к нашим внешним партнерам за помощью. 

Конфликтные ситуации в Мали, Нигере и связанные с ними также конфликты в Нигерии, Камеруне, Чаде особо не спадают. Также опасны столкновения в Южном Судане и Сомали. Несколько лет находится в состоянии войны Сирия. Конфликт между Израилем и Палестиной начинает играть новыми красками в условиях нереалистичности «Сделки Века», которую предложил президент США Дональд Трамп.

В прошлом году также вспыхнули протесты в Гонконге. Лихорадит и Латинскую Америку: Боливия, Чили, Эквадор — все эти страны во внутренних периодических восстаниях и протестах. Международный валютный фонд проводит большую работу со странами, в которых идут военные конфликты. 

В середине января в посольстве Нидерландов в Вашингтоне международная компания International Crisis Group, которая занимается конфликтологией, представила свой отчет «10 Conflicts to watch». Да, Украина — одна из стран, за которой руководитель компании Роберт Малей рекомендует следить мировому сообществу. Но все же важно понимать, что мы не единственные в мире.

Ниже — девять конфликтов по мнению International Crisis Group. Они — «зеркало глобальных трендов» и во многом будут определять потенциальные геополитические сдвиги в ближайшем будущем. 

Россия ведет себя настолько враждебно не только в Украине — она причастна или участвует в большом количестве кризисов в разных уголках мира. В Афганистане помогает оружием талибам, в Йемене поддерживает хуситов, в Буркина-Фасо и Ливии активно работают российские военные наемники, Эфиопии прощает долги и начинает сотрудничество в атомной энергетике, для Ирана и Северной Кореи Россия является основным международным партнером, режим Николаса Мадуро в Венесуэле опирается на российские банки и военных специалистов. 

На мой вопрос о внешнем взгляде на перспективу разрешения конфликта в Украине, Малей был очень оптимистичен и сказал, что именно Украина может позитивно удивить в 2020 году. Хотя, конечно, все будет больше зависеть от доброй воли России. добавил он. При этом переговоры в Париже однозначно были признаны позитивным прорывом. Но нам также важно понимать, что в офисах в Вашингтоне, Берлине, Париже и Брюсселе нет никакого «глобуса Украины», мир не крутится вокруг нас — в мире есть много проблем, в том числе военных, и мы здесь не уникальны.

Кроме того, Малей отметил, как бы многим не было сложно это признать, но практически всегда для достижения мира сторонам нужно идти на компромисс, вопрос только в размере такого компромисса.

Читайте также — Украине не на кого рассчитывать. Европе удобнее игнорировать агрессию России

Афганистан

Гражданская война в Афганистане не прекращается уже 40 лет. Она сделала 30-миллионное государство одной из беднейших стран в мире.

На сегодня Афганистан — страна, в которой от войны с Талибаном погибает наибольшее количество людей в мире. В последние два года ситуация только ухудшается: сегодня Талибан контролирует наибольшую территорию с того времени, когда в 2001 году США выводили войска из Кабула. 

Последний этап войны связан с выводом войск НАТО из страны в 2014 году. BBC и NYT делают отчеты о количестве погибших. Ситуация ужасающая — речь идет о сотнях людей еженедельно. При этом, в стране еще находится около 14 000 солдат США.

Cтороны конфликта хотят добиться вывода американского контингента из страны — частичного, либо полного. Но в сентябре США отказались от проведения встречи с талибами после того, как исламисты взяли на себя ответственность за гибель американского военного во время теракта.

Да, и у них тоже проходят переговоры, обмен пленными… Но пока перспективы примирения не видно, особенно, если американские войска все же выйдут из страны. Пока не будет мира в Афганистане, весь тот регион будет в напряжении.

Читайте также — Украина сдает позиции на международной арене. Путину это на руку

Йемен

В Йемене гуманитарная катастрофа, это самая бедная страна Ближнего Востока. 

Война между хуситами (Huthi — шиитскими повстанцами) и правительственными войсками в стране идет с 2004 года. Около 100 000 человек убито или ранено за годы войны. 

За годы конфликта в нем принимали участие и войска сопредельных государств: Кувейта, Катара, Объединенных Арабских Эмиратов. Самыми активными игроками являются с одной стороны Иран, а с другой — Саудовская Аравия и США. 

В конце 2018 года договорились о временном прекращении огня (Stockholm agreement). В сентябре 2019-го предприятия Саудовской нефтяной компании Saudi Aramco подверглись атаке 10-ти беспилотных летательных аппаратов, которые направили хуситы. Ситуация привела к сокращению добычи нефти в Саудовской Аравии примерно в два раза. А уже в январе 2019-го снова возобновились боевые действия. Переговоры идут, но шансов на мир не так много.

Здесь можно почитать больше о внутренних конфликтах в Йемене. 

Эфиопия

Эфиопия — наиболее населенная страна Восточной Африки (109 млн человек). В 1993 году от Эфиопии отделилась Эритрея. Получив независимость, власти страны с 1998-го пытались добиться признания своими нескольких районов на границе с Эфиопией.

Эти притязания вылились в двухлетнюю войну с многотысячными жертвами, а затем переросли в долгосрочный замороженный конфликт, который продолжался более 20 лет.

В 2018 году премьер-министр Эфиопии Абий Ахмед подписал мировое соглашение с Эритреей, отказавшись от претензий на спорные территории. Премьер выпустил пленных, мотивировал возвращение беженцев в Эфиопию и начал внутренние институциональные реформы. 

В начале сентября, когда границы открылись, «люди с обеих сторон бежали навстречу друг другу, обнимались, целовались и плакали», — писала The New York Times. В октябре 2019-го Абий Ахмед получил Нобелевскую премию мира, а через два месяца после этого МВФ подписал новую программу помощи Эфиопии на сумму $2,9 млрд.

Но этнические конфликты внутри Эфиопии продолжаются. В первую очередь, на региональном уровне. В наиболее густонаселенных районах Амхара и Оромия духовные лидеры пытаются снизить влияние центра и поставить под сомнение либеральные планы Ахмеда. 

Здесь есть хорошее саммари по рискам Эфиопии. Однако, по мнению International Crisis Group, у Эфиопии все же есть шансы на преодоление внутренних этнополитических противоречий и обеспечение устойчивого экономического роста. Будем надеяться. 

Буркина-Фасо

Африканский регион Сахель — своеобразный переход между пустынной Сахарой на севере и более плодородными землями на юге Африки, который включает десять стран и 300 млн населения.

Здесь или здесь можно больше прочитать о трагедии региона, который практически весь охвачен военными столкновениями.

Буркина-Фасо — страна, которую волнения охватили недавно, в 2016 году, и с того времени там постоянно происходят теракты, организуемые джихадистскими организациями. В 2016 году, в результате атаки террористов на гостиницу, в Буркина-Фасо погибли четыре украинца. В декабре 2019-го в террористической атаке на город Арбинда погибло минимум 35 мирных жителя и семь военных.

Непрекращающееся насилие привело к появлению более полумиллиона внутренних беженцев (в стране живет 20 млн человек), в основном — на севере страны, в районе границы с Мале, с которой Буркина-Фасо враждует с 1985 года. Но есть риски дестабилизации всего региона. 

Проблема самого конфликта — не понятно, кто ответственен за террористические атаки, — слишком много в том регионе джихадистских организаций. Также интересна роль России в этом регионе и в частности, в Буркина-Фасо.

В ноябре в стране пройдут выборы, на которых недовольные отсутствием безопасности избиратели, могут привести к власти тех же джихадистов. Особой надежды на восстановление порядка пока не видно. И это большой риск для всего и так неспокойного региона Сахель.

Ливия

Внутренние вооруженные столкновения в Ливии идут с 2011 года — периода, когда был свержен Муаммар Каддафи. К 2014 году их эскалация привела к полномасштабной гражданской войне. К тому времени Ливией управлял Всеобщий национальный конгресс, большинство в котором оказалось у приверженцев радикального ислама. Как результат, конгресс умудрился даже принять шариат в качестве основы для всего государственного законодательства.

В феврале 2014-го, конгресс принял решение о продлении своих полномочий, несмотря на то, что срок его полномочий истек. Это вызвало массовые протесты ливийцев  во многих городах. 

В мае 2014-го, генерал Халифа Хафтар с одной стороны начал военную операцию против исламистов в районе города Бенгази, а затем и Триполи, а, с другой стороны, исламистские силы (в том числе ячейка группировки ИГИЛ) ответили захватом аэропорта Триполи.

В такой ситуации законодательные органы и правительство фактически перестали эффективно функционировать. Точнее, там все очень сложно — один теневой парламент находится в изгнании, новый национальный конгресс, заседающий в Триполи, с 2016 года преобразовался в правительство национального единства, которое возглавляет Фаиз Сарадж.  Но никакого единства пока в стране нет.

При таком двоевластии в стране, Ливия разъединена. В январе 2019 года Ливийская национальная армия под руководством Хафтара начала широкомасштабное наступление на юго-западе страны, а затем в апреле напала на Триполи. Ситуацию осложняет тот факт, что войска Хафтара поддерживают ОАЭ и Россия, а Турция и Катар поддерживают армию Сараджа. 

В итоге, Ливия снова становится полем битвы между российскими наемниками и эмиратскими дронами с одной стороны и турецкими беспилотниками и ливийскими военными с другой. В январе 2020-го ООН провела в Берлине конференцию о мире в Ливии. Пока перспектив особо не видно, особенно если разные международные «партнеры» не перестанут снабжать стороны конфликта вооружениями. Здесь есть небольшое саммари после конференции

Читайте также — Будут ли воевать Кремль и Анкара за наследие Каддафи?

Иран

Новый раунд американо-иранского конфликта (который еще называют новым кризисом в Персидском заливе) начался в 2019 году с того, что администрация США решила выйти из соглашения 2015 года. Согласно этому документу, Иран отказывался от обогащения урана в обмен на отмену международных санкций.

Точнее, США вышли из соглашения в 2018-м, а ровно спустя год иранские власти заявили о прекращении выполнения ряда пунктов ядерной сделки, заключенной при содействии США, Франции, Великобритании, Германии, Китая и России. Выход Ирана из сделки снова очень накалил отношения между Ираном и Израилем, долгосрочным партнером США на Ближнем востоке.

Начиная с мая 2019 года в регионе снова отчетливо послышалось бряцание оружия: авианосцы, бомбардировщики, транспортные корабли США, беспилотники — все были направлены в регион Персидского залива. Морские войска начали арестовывать иранские нефтяные суда, на что Тегеран ответили захватом других танкеров, а также атаками на саудовские нефтеперерабатывающие заводы (в том числе государственного предприятия Saudi Aramco). 

Читайте также — Третья мировая или proxy war. К чему идет конфликт Ирана и США: 7 сценариев

Со своей стороны, Израиль периодически атаковал иранские цели на территории Сирии, Ливана и Ирака, а в конце 2019 года боевики Хезболла обстреляли американской базу в Ираке. США возложили ответственность за это на Иран. Ответом США стал авиаудар военно-воздушных сил (ВВС) США по международному аэропорту Багдада, в результате чего погиб Касем Сулеймани — командир иранского Корпуса Стражей Исламской революции.

Январь 2020 года пока приносит только усиление конфликта в регионе: Иран отказался от последних ограничений по ядерной сделке, а парламент страны признал Пентагон террористической организацией. 

Читайте также — Обострение противостояния США и Ирана. Что это было?

Также Иран нанес удары по северу Ирака, где размещены основные американские силы, но жертв удалось избежать. В ответ США объявила об ужесточении существующих экономических санкций против Ирана. И это еще не самый плохой вариант — многие аналитики говорят, что 9-10 января мы находились на пороге начала полномасштабной третьей мировой войны.

Саммари ситуации в Иране по состоянию на середину января 2020 можно найти здесь

Северная Корея

Еще в апреле 2018 года руководство КНДР объявило о прекращении ядерных испытаний и испытаний межконтинентальных ракет. 12 июня 2018 года, в Сингапуре, на встрече президента США Дональда Трампа и лидера Северной Кореи Ким Чен Ына подписали документ, обязывающий КНДР к полной денуклеаризации, но не содержащий конкретных шагов по достижению этой цели. 

Прошлогодний февральский саммит в Ханое закончился без достижения каких-либо договоренностей по вопросу ядерной программы Северной Кореи. Таким образом, дипломатическая атмосфера отношений между США и Северной Кореей, имевшая шанс на улучшение в 2017-2018 годах, снова оказалась окутана тучами.

К сожалению, к концу 2019 года лидер КНДР снова пригрозил продолжить испытания ракет, анонсировав «новое стратегическое оружие» и мотивируя это тем, что у Пхеньяна нет оснований придерживаться обещаний в одностороннем порядке.

Япония и Южная Корея внимательно следят за динамикой ситуации. Президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин отсутствие прогресса в диалоге между США и КНДР назвал самым грустным для себя аспектом 2019 года.

Мы все должны надеяться, что голос дипломатии в этом конфликте будет более громким, чем военные лозунги, потому что негативная динамика — очень опасна для региона и для мира в целом. Последняя информация по Северной Корее на сайте Global conflict tracker здесь

Кашмир

Область Кашмир более 70 лет остается яблоком раздора между Индией и Пакистаном. Конфликт начался еще в 1947-1948 годах, когда, после необъявленной войны между двумя странами, в 1949 году при посредничестве ООН заключили перемирие, а линия разграничения в мусульманском Кашмире стала фактической границей, которую обе стороны не признают до сегодняшнего дня. 

До недавнего времени Кашмир не находился на международных радарах. Все изменилось в 2019 году, когда на фоне участившихся террористических атак, переизбранное индуистское правительство Нарендра Моди без каких-либо консультаций в октябре официально разделило Кашмир на два административных региона. Теперь они находятся в прямом подчинении у правительства в Нью-Дели.

Этот шаг снова сильно ухудшил отношения с Пакистаном. Усугубил ситуацию тот факт, что при проведении этой «административно-территориальной реформы», в Кашмир ввели усиленные войска Дели, которые в том числе арестовали многих известных локальных мусульман. В стране вспыхнуло несколько восстаний, и пока не понятно, как правительство Моди будет на это реагировать, но отступать оно не намерено.

Опасность ситуации придает тот факт, что и Индия, и Пакистан имеют не только хорошо вооруженные армии, но и ядерное оружие. Поэтому стоит наблюдать за регионом и стремиться к новому перемирию. Вот хорошее саммари от BBC по ситуации на конец 2019 года

Венесуэла

Николас Мадуро стал президентом Венесуэлы в апреле 2013 года после смерти своего ментора, социалистического президента Уго Чавеса. Тогда он выиграл выборы с минимальным перевесом в 1,6%. 

С того времени экономический кризис в стране только набирает обороты. Несмотря на это, Мадуро был переизбран на новый шестилетний срок в мае 2018-го, но большая часть населения Венесуэлы не признает результаты этих выборов. Также их не признали депутаты парламента Венесуэлы (Национальной ассамблеи). 

Читайте также — 7 грехов Мадуро. Как диктатор поломал Венесуэлу

В январе 2019 года затянувшийся политический кризис в Венесуэле перешел в более острую фазу — в результате действий оппозиции в стране возникли два центра власти. Лидер парламента Хуан Гуайдо на основании толкования Конституции объявил себя легитимно действующим президентом. Его признали лидеры более 50 стран, в том числе США. Россия и Китай признают президентом Мадуро. 

Весь 2019 год прошел в борьбе между Мадуро и Гуайдо, президентом и парламентом.  Но эта борьба не выявила победителя — Мадуро не отдает власть, а Гуайдо (даже при поддержке США) не в состоянии эту власть получить. США грозились даже начать военную операцию в Венесуэле. Это закончилось только внутренним военным путчем в апреле, который ни к чему особо не привел.

На этом фоне экономическая ситуация в стране трагическая: инфляция в 2019 году — более 10.000.000% (10 млн процентов), минимальную зарплату повышали 11 раз за 24 месяца, и все равно на нее нельзя купить даже килограмм мяса. 

Экономическая катастрофа привела к гуманитарному кризису — более 4,6 млн венесуэльцев (16%) эмигрировали из страны с 2014 года — в основном в соседние Колумбию, Бразилию, Эквадор, Перу, Чили и Аргентину. Такой наплыв беженцев сравним с ситуацией в Сирии (там беженцев было 4,8 млн), и уже становится экономической проблемой для принимающих стран. 

Международные эксперты бьют тревогу, отмечая, что в 2020 году кризис с беженцами в Венесуэле может стать одной из самых больших проблем года.

2019 год стал также годом санкций для Венесуэлы. Борясь с режимом Мадуро, США ввели санкции как против руководства страны, так и против государственной нефтяной компании PdVSA. Пока это самый болезненный шаг для Мадуро не только потому, что это крупнейшая компания страны в самой важной отрасли, но и потому, что компания очень сильно зависима от сотрудничества с США и международных нефтяных рынков/бирж.

Пока не понятно, как будет развиваться ситуация не только в Венесуэле, но и во всем регионе, страны которого, с одной стороны, разделились в поддержке сторон внутреннего конфликта, а с другой — экономически страдают от беженцев.

Еще по теме

Понравилась новость? Поделитесь ею с с вашии друзъями!:

Leave a Reply

LinkedIn
Share
Instagram
Telegram